Вторник, 22 сентября 2020 г.
  • EUR: 19.64
  • USD: 16.66
  • RUB: 0.22
  • UAH: 0.59
Кишинев: 26/24 ° Завтра: 16/14 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Чубашенко: Плахотнюк - следующий президент Молдовы?

14:01 2015-07-20

Класс!



Плахотнюк хочет стать президентом Молдовы, пишет редактор газеты ПАНОРАМА Дмитрий Чубашенко.

У меня нет никаких сомнений, что Влад Плахотнюк поставил перед собой цель стать следующим президентом Молдовы, и все его действия, а значит, и все происходящее в молдавской политике, нужно оценивать, исходя из этой цели.

Для ее достижения Плахотнюк действует исключительно последовательно, рационально и хладнокровно, используя в каждый конкретный момент разные варианты действий, в зависимости от того, какие из них он считает для себя самыми эффективными. 

Судя по всему, пока Плахотнюк еще не решил, нужна ли ему правоцентристская, так называемая «проевропейская» коалиция, левоцентристский альянс, или досрочные выборы. 

Формально, сейчас переговоры ведутся по варианту «проевропейского» альянса ДПМ-ЛДПМ-ЛП. Но даже если такое соглашение будет подписано, это не означает, что АЕИ-3 сумеет утвердить новое правительство до 12 сентября, крайнего срока, после которого должен быть распущен парламент, и назначены досрочные выборы. И если даже правительство назначат, это не означает, что оно протянет дольше, чем кабинет Габурича.

На этой неделе «партнеры по развитию» - Всемирный банк, МВФ, посольства США, ЕС и ряд других — пригласили на встречу лидеров парламентских партий. По сути, это был инструктаж, в ходе которого иностранцы объяснили местным политикам, что должно делать новое правительство, чтобы попытаться возобновить финансирование со стороны Запада. Это правительство должно будет принимать крайне непопулярные меры — сокращать расходную часть бюджета, повышать тарифы (процесс уже пошел), уменьшать зарплаты и пенсии, увеличивать пенсионный возраст, проводить территориально-административную реформу. Следующий премьер, вынужденный осуществлять такие меры, станет камикадзе, который утонет под волной всеобщего возмущения. 

До социальных бунтов и революции дело вряд ли дойдет. Во-первых, все «оранжевые революции» проводятся по отмашке и в интересах американцев, а они такие протесты в Кишиневе не одобрят. Во-вторых, революцию некому организовать. В-третьих, все олигархические телеканалы будут нагнетать истерию, запугивать население майданом, хаосом и войной, в каком-нибудь подвале в центре столицы найдут бомбу и стингер, разоблачат очередную «антифу», и перепуганные люди попрячутся по домам, согласившись оплачивать любые фактуры за свет, газ и тепло — лишь бы не было войны. 

Пока пожарная команда правительства будет гасить один кризис за другим, Плахотнюк подготовится к избранию себя президентом после того, как 16 марта 2016 года истечет мандат Николае Тимофти. Плахотнюк больше всего заинтересован в изменении Конституции таким образом, чтобы президента можно было избрать 51 голосом, хотя он вполне может получить и 61 голос, как это предусмотрено сейчас. У Плахотнюка уже есть 19 голосов собственной ДПМ, плюс 21 голос фракции ПКРМ, плюс голоса независимых кандидатов Юрие Лянкэ, Еуджена Карпова и Лидии Лупу, итого 43 голоса. Если Конституцию изменят, нужно будет найти еще восемь голосов, если не изменят — 18. И он их найдет. 

Одновременная атака Плахотнюка на Игоря Додона и на Влада Филата преследует несколько целей. Первая - запугать их самих, «покрошить» их фракции, с тем чтобы депутаты от этих партий обеспечили Плахотнюку недостающие для избрания президентом голоса. Вторая — поломать наметившийся союз Игоря Додона и Ренато Усатого. Третья — подготовить почву для досрочных парламентских выборов.

Если Плахотнюк решит, что ему лучше подождать, пока закончится мандат Тимофти, и у него есть гарантии, что он займет его место, он подождет. Параллельно он все равно будет и дальше бить Филата с Додоном и готовиться к выборам.

ЛДПМ Плахотнюку вообще не нужна, ее место должна занять партия Юрие Лянкэ. ЛДПМ надо уничтожить, а Филата, если потребуется, и в тюрьму отправить. Это можно будет представить и как борьбу с коррупцией. «Вы просили big fish, получите ее, экс-премьер в тюрьме, куда уж больше?», - скажет Плахотнюк западникам. И тем придется просто развести руками: «O yes! Really big shark!».

Додона Плахотнюк будет бить для того, чтобы заручиться голосами части депутатов ПСРМ для избрания себя президентом, и чтобы нейтрализовать эту партию на предстоящих выборах.

До сегодняшнего дня единственной потенциальной альтернативой неограниченной власти Плахотнюка казался лишь союз Додона и Усатого. По отдельности ни тот, ни другой не в состоянии одолеть Плахотнюка, только вместе у них есть для этого шанс, да и тем еще нужно суметь воспользоваться. Этот шанс тает на глазах. Плахотнюк разрушает союз Додона и Усатого, сталкивая их лбами. Переманивая на свою сторону советников и депутатов ПСРМ, Плахотнюк, ослабляя эту партию, одновременно приводит в дикое возбуждение Усатого, которого потери ПСРМ беспокоят, похоже, больше, чем самого Додона. Усатый обвиняет Додона в предательстве и сговоре с Плахотнюком, хотя нет никакой логики в том, чтобы руководство ПСРМ само шло на то, чтобы терять советников и депутатов, исключать их из партии, компрометировать и ослаблять ее, не получая ничего взамен. Если бы существовал сговор, Додон пошел бы на открытый союз с Плахотнюком, и тот, можно не сомневаться, согласился бы и на то, чтобы Додон стал премьером уже сейчас. Но ПСРМ не идет на это. От всего происходящего Додон получает одни неприятности. В то же время, очень многие люди убеждены, что это как раз Усатый, сознательно или втемную, действует в интересах Плахотнюка, зачищая левый фланг от социалистов и разрушая союз ПСРМ-НП. Разобьют ли Додон и Усатый окончательно горшки, и начнется ли между ПСРМ и НП полномасштабная война на радость Плахотнюку, мы узнаем к середине следующей недели. Ждать осталось недолго.

Если кто-то думает, что Плахотнюк, атакуя ПСРМ и Додона, оставит в покое НП и Усатого, и возможно, даже возьмет их под свое покровительство, даст какие-то должности, они сильно рискуют. «Нашу партию» можно разрушить за полтора часа — столько длится авиаперелет от Кишинева до Москвы. 

Плахотнюк может согласиться на «проевропейскую» коалицию и ждать до истечения мандата Тимофти. Но он может и пойти на досрочные парламентские выборы уже в ноябре этого года, возможно, в один день с референдумом по изменению Конституции. У него все для этого есть: административный, медийный, финансовый, силовой ресурс, контроль над центральной властью, а после местных выборов и над половиной районов. Если он сочтет, что лучше пойти на выборы сейчас, чтобы получить полностью подконтрольный себе парламент, он так и поступит. Имея за спиной такой парламент, а значит и правительство, ему будет совсем несложно избраться и на пост президента.

Кто-то начнет заламывать руки: «Это же олигархи, бандиты, они же украли миллиард, превратили Молдову в «захваченное государство»! Как же Запад может поддержать такое?». А куда он, Запад, денется? Если в Киеве есть президент-олигарх Петр Порошенко, почему в Кишиневе не может быть президента-олигарха Влада Плахотнюка? Если Плахотнюк будет законно избранным главой государства, контролирующим парламент и правительство, иностранным лидерам, будь то в Вашингтоне, Брюсселе или Москве, придется иметь с ним дело. Не нравится? Пройдитесь по Кишиневу, поищите других. 

Так называемая «евроинтеграция» мертва, но формальные отношения с ЕС все равно будут сохраняться. И в Москве Плахотнюка примут, тоже никуда не денутся. Для него это идеальный вариант — не вступать ни в какие внешние союзы, не отвечать ни перед какими иностранными партнерами (как сейчас перед США и ЕС), морочить голову российскому руководству, как это делал Владимир Воронин, и зачистить все внутри Молдовы, окончательно подчинив себе все, что еще шевелится и дышит.  

Никто не хочет второго Воронина, ни в Молдове, ни за ее пределами. Но если все будет и дальше идти так, как сейчас, то он неизбежно появится в лице Плахотнюка, только в еще более извращенном и уродливом виде.