Пятница, 06 декабря 2019 г.
  • EUR: 19.39
  • USD: 17.48
  • RUB: 0.27
  • UAH: 0.73
Кишинев: -3/-1 ° Завтра: 2/0 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Мнение: Как левая оппозиция проглотила унионистскую наживку властей

12:44 2016-04-05

Класс!



В Комрате 2 апреля прошел марш против объединения с Румынией. В колонне «защитников молдавской государственности» шагали представители Партии социалистов, «Нашей партии» и правящей Демократической партии. Обозреватель NM Евгений ШОЛАРЬ считает, что как унионизм, так и борьба с ним удивительным образом выгодны властям.

Волна патриотизма

Антиунионистский марш в Комрате был организован гагаузскими властями в ответ на прошедшие неделей ранее в Кишиневе акции сторонников объединения с Румынией. Активизация прорумынских сил вызвала ажиотаж на левом политическом фланге: социалисты, коммунисты и «нашисты» начали наперебой «бороться с унионизмом» и меряться патриотическими чувствами.

В какой-то момент к их хору неожиданно присоединилась правящая Демократическая партия. Сначала демократы проголосовали в парламенте за «Декларацию о принципе незыблемости независимости, суверенитета и нейтралитета». Затем объявили, что присоединятся к «маршу защитников молдавской государственности» в Комрате.

Левых такой поворот событий то ли застал врасплох, то ли вовсе не смутил. Правда накануне акции лидер «нашистов» Ренато Усатый сказал, что демократы — главные зачинщики унионизма, поэтому на марше государственников им делать нечего, и если они там появятся, то им «дадут пинка под зад». Демократы, однако, наряду с руководством Гагаузии и лидерами левых шествовали во главе патриотической колонны.

В выступлениях ораторов внутриполитические и экономические проблемы страны ушли на второй план, уступив место геополитике и «румынской угрозе». «Да, я знаю, что многие устали от повышения цен, от повышения тарифов на услуги, но если мы все не объединимся, то эти люди, которые сегодня продвигают унирю, будут давить, продавливать свою идею», — предупреждала с трибуны башкан Гагаузии Ирина Влах.

Лидер социалистов Игорь Додон, как всегда, когда ему доводится выступать перед гагаузской аудиторией, был по-народному прост и прямолинеен: «Вы видите, что делают эти унионисты, эти румыны в нашей стране! Когда и в какой стране было видано, чтобы унионисты, румыны, те, которые за ликвидацию государства, проводили марши в центре столицы? Кто им разрешил проводить съезды в Национальном дворце?»

Людям, говорил Додон, все это надоело, поэтому сейчас «всплеск патриотических сил будет набирать обороты».

Выступающие в один голос требовали от властей запретить унионистские организации и сажать в тюрьму за призывы к унире. О претензиях, еще недавно предъявлявшихся левыми самой нынешней власти, почти никто не вспоминал.

Ситуацию частично спасли спичрайтеры того же Ренато Усатого. Сам он в Комрат не приехал, но половина его послания, зачитанного с трибуны его заместителем Илианом Кашу, была посвящена утверждению тезиса о том, что «мафиозная власть олигархов — большая угроза для страны, чем все унионисты вместе взятые».

Тем не менее, факт остается фактом: выступив одной колонной с демократами, левые отчасти легитимизировали Демпартию в глазах левого электората. И, напротив, в какой-то мере дискредитировали себя в качестве оппозиционных сил.

Трудно себе представить сегодня нечто подобное на правом фланге. Например, чтобы представители платформы «Достоинство и правда» и Майя Санду шли в одной колонне с лидерами демократов или либералов. Даже если бы у них и нашлись общие геополитические лозунги.

Достаточно вспомнить реакцию сторонников правых на появление Михая Гимпу у здания парламента в ходе протеста 20 января. Тогда лидера либералов с трудом удалось спасти от физической расправы и вывести из разъяренной толпы.

Проклятие геополитики

Просуществовавшее всего пару месяцев единение правых и левых оппозиционных сил, сумевших ради общей цели — демонтажа «олигархического режима» — на время приподняться над геополитическими предпочтениями, стало неприятным и даже опасным прецедентом для демократов. Именно тогда для устойчивости их власти возникла реальная угроза.

Решение проблемы оказалось простым, но эффективным. Было достаточно посредством Конституционного суда вернуть прямые президентские выборы, фактически дав старт предвыборной гонке, и вбросить в общественно-политическую повестку темы геополитики и унионизма. Некогда единая оппозиция тут же раскололась, превратившись из партнеров в конкурентов и оппонентов.

В раздувании унионистских и геополитических страстей нынешние власти принимали непосредственное участие. Входящим в правящую коалицию либералам в правительстве демократа Павла Филипа был фактически дан «зеленый свет» для политических и геополитических выступлений. Впервые за многие годы чиновники в ранге министров начали открыто выступать за объединение с Румынией и вступление в НАТО для защиты от «русских танков», провоцируя ответную реакцию левых.

Одно из таких выступлений министра обороны Анатола Шалару даже стало поводом для рассмотрения вотума о недоверии в отношении него в парламенте. Однако демократы вступились за либерала, отказавшись голосовать за его отставку. Это не помешало им спустя две недели вместе с левыми проголосовать за декларацию, которая осуждает публичные заявления чиновников, оспаривающие независимость, суверенитет и нейтралитет государства. Документ этот, впрочем, на деле никакими практическими последствиями министрам-унионистам не грозит.

А чуть ранее депутат-либерал Вячеслав Унтилэ на одной из встреч с избирателями раскрыл «секретную» информацию о том, что первый зампред Демпартии Владимир Плахотнюк при создании коалиции обещал либералам объединить Молдову с Румынией к 2019 году.

Параллельно активизировались внепарламентские унионистские партии и движения. Ведущую роль в этом процессе сыграли люди, известные своей лояльностью демократам. Структура «Сфатул Цэрий — 2», объединившая сторонников объединения с Румынией, и громко заявившая о себе съездом в Национальном дворце 27 марта, изначально замышлялась как организация-клон гражданской платформы «Достоинство и правда» (Demnitatea și adevar). Сначала ее планировалось назвать гражданской платформой «Справедливость и правда» (Dreptate și adevar) — созвучно названию оппозиционной платформы.

У истоков организации стояли фигуры, считающиеся близкими к демократам. Среди них — частые гости эфиров принадлежащего Плахотнюку телеканала Publika TV глава общественной организации Credinţă Patriei Геннадий Косован и лидер ассоциации комбатантов Tiras-Tighina Анатол Караман, а также председатель филиала Социал-демократической партии Румынии (СДПР) Молдове Виктор Алексеев. СДПР, напомню, является политическим партнером Демпартии Молдовы.

Первые встречи инициаторов будущего «Сфатул Цэрий — 2», состоявшиеся в начале февраля, активно освещались телеканалами Publika TV и Prime, принадлежащими Плахотнюку. На них обсуждалась «российская угроза», и «опасность», исходящая от совместных протестов объединенной оппозиции — платформы «Достоинство и правда», Партии социалистов и «Нашей партии». «Мы проснулись, а танкисты Путина уже в центре Кишинева», — заявлял тогда Геннадий Косован.

В тех консультациях принимал участие и глава организации Actiunea-2012 Георге Симион, которому после вмешательства премьера Павла Филипа был снова разрешен въезд в Молдову. Позже Симион, наряду с Косованом, Караманом и Алексеевым вошли в «Сфатул Цэрий — 2», а также в число организаторов унионистского марша в Кишиневе 27 марта, который и спровоцировал ответный «патриотический всплеск» левых.

Самих левых роль участников политико-театральной постановки властей, похоже, не смущает. Возможно, кто-то из них рассчитывает извлечь из очередного обострения геополитического раскола общества политическую выгоду. А кое-кто, вероятно, даже намерен выстроить вокруг «защиты молдавской государственности» и борьбы с кукольной «унирей» всю президентскую предвыборную кампанию.

Ближе к выборам такие кукольные «государственники» наверняка напомнят, как Майя Санду говорила, что на гипотетическом референдуме проголосовала бы за объединение с Румынией. А после выборов могут вспомнить и о том, что демократы шли с ними рядом на «марше защитников молдавской государственности». В общем, все по законам провинциальной «геополитики», давно ставшей для Молдовы настоящим проклятием.

Эксплуатация примитивных эмоций, фобий и образа «внешнего врага» — самый простой способ набора политических очков. Однако в условиях «захваченного государства» принятие правил игры, основанных на принципе «разделяй и властвуй», означает и принятие роли пособников «захватчиков». Либо — их «полезных идиотов». Но политики в отличие от электората руководствуются не эмоциями, а расчетом. Поэтому в дураках остаются не они, а избиратели.

Евгений Шоларь