Пятница, 13 декабря 2019 г.
  • EUR: 19.28
  • USD: 17.32
  • RUB: 0.27
  • UAH: 0.74
Кишинев: 4/2 ° Завтра: 5/3 °
Политика | Общество и культура | Экономика и финансы | Происшествия | Румыния | В мире | Мнение | 
MOLDNEWS TВ | 
Медиагалерея | Фотогалерея


Чубашенко: Есть только один способ сдвинуть все с места — не молчать!

17:03 2016-04-14

Класс!



Есть только один способ сдвинуть все с места — не молчать. Воля народа — это главный закон. Все остальные законы меркнут перед этим главным законом, в соответствии с которым народ может, в том числе, отстранить от власти тех, кто захватил и удерживает в заложниках целую страну. Об этом даже в Конституции написано.

400000 подписей, собранных за проведение референдума по прямым выборам президента — это четверть избирателей, которые обычно принимают участие в общенациональных выборах в Молдове. Это каждый шестой зарегистрированный избиратель. Это каждый восьмой житель страны. Эти люди хотят пойти на референдум и выразить на нем свое мнение, но четыре судьи Конституционного суда и девять членов Центральной избирательной комиссии запрещают народное волеизъявление. Это делается по команде 1 (одного) гражданина Молдовы, который плевал на мнение сотен тысяч других ее граждан.

В это же время в парламенте Молдовы создается совет по европейской интеграции. После семи лет правления полудюжины разных проевропейских альянсов и коалиций, после подписания Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, после полной дискредитации некомпетентной, прогнившей, погрязшей в коррупции кишиневской властью европейской идеи, после того, как в самой Европе поставили крест даже на разговорах о возможной интеграции в ЕС восточных соседей — после всего этого в парламенте учреждается совет по европейской интеграции. С таким же успехом они могли создать совет по запуску катапультой в космос винной бочки с первым молдавским космонавтом внутри.

Эти два казуса наглядно демонстрируют, как в Молдове все перевернуто с ног на голову. Значимые вещи, которых желает народ, и которые нужно и можно делать, например, провести референдум, да еще по такому важному вопросу, как порядок избрания президента, - такие вещи саботируются. А всякие мифы, вроде несуществующей в природе евроинтеграции Молдовы, надувают, они лопаются, как мыльные пузыри, а их снова надувают, и опять выдают за нечто реальное и важное.

В результате Молдова продолжает топтаться на месте. Она никуда не идет. Спустя 25 лет после провозглашения независимости она остается в депрессии, не развивается. На протяжении целого человеческого поколения жизнь государства обессмысливается. Проживающие на этой территории люди не понимают, в чем смысл существования их страны, какие у нее цели, как и когда они будут достигаться.

У Молдовы нет времени на то, чтобы и дальше ничего не делать. Если ЕС или Россия могут еще сто лет находиться в «кризисе», и не пропадут, то Молдова не может позволить себе такой роскоши. Пока толстый похудеет, тощий протянет ноги. 

Серьезное обсуждение проекта «Молдова» невозможно за дымовой завесой информационного мусора. Больше половины заголовков на ТВ, в интернете, соцсетях — это не новости, а фейки и троллинг, которые десятки тысяч «авторов» по приколу высасывают из пальца. Понимание того, что происходит, затуманено, знание того, что делать, загрязнено. Все мелькает, все смешано и запутано, все переливается, но только из пустого в порожнее, а в реальности продолжает ничего не происходить.

Все признают, что коррупция приняла характер эпидемии. Эксперты годами обсуждают истоки этого порочного явления. Одни говорят, что виноваты неудачная география со сложной геополитикой, другие — отягощенная история с захваченными институтами, третьи — слабая экономика с родоплеменной культурой. Но реально опять же ничего не происходит.

Какой ни есть президент Николае Тимофти публично объявил, что к нему в резиденцию пришли какие-то люди из одной из правящих партий и заставляли подписать какой-то указ по кандидату в премьеры, совсем в стиле известной сцены из «Крестного отца» - или подпись или мозги на контракте. И что сделал «глава государства»? Написал заявление в полицию? Потребовал привлечь виновных к ответственности? Обратился за поддержкой к народу? Нет, он пожаловался западным послам: «Караул! Помогите! Хулиганы зрения лишают!». И опять же, ничего не изменилось. Но если президент не может найти справедливости в государстве, которое он возглавляет, а обращается за помощью к иностранным дипломатам, то на что могут рассчитывать все остальные?

Центральная фигура, которая контролирует и моделирует все, что происходит в Молдове — это олигарх Владимир Плахотнюк. Его устраивает топтание Молдовы на месте. Он заинтересован в том, чтобы здесь и дальше не происходили по-настоящему важные вещи, чтобы страна не развивалась, а ее население оставалось в рабском состоянии, чтобы все сидели взаперти в душной задраенной теплушке, раскачивая ее и делая вид, что поезд куда-то едет.

Впрочем, чем дальше, тем труднее понять мотивацию самого Плахотнюка. Чего он вообще хочет? Какова его цель? Очевидно, что он хотел бы занять какую-то важную официальную должность — президента или премьера, - чтобы отмыться от имиджа бандита, но у него это не получается. Как показали события 20 января у парламента, даже любого его ставленника, пусть и такого внешне приличного и вполне безобидного, как Павел Филип, приходится сажать в кресло тайком, под охраной спецназа и улюлюканье разгневанной толпы. Теперь у Плахотнюка проблема с кандидатом в президенты: любой политик, на который будет повешена бирка «Кандидат Плахотнюка» - электоральный покойник.

«Выдающиеся менеджерские таланты» Плахотнюка тоже оказались фейком. Одно дело отладить разные криминальные схемы и направлять потоки в нужное русло, и совсем другое — развивать государство, служить народу. Не надо путать воровской режим личной власти с созидательной деятельностью на благо страны. Не получается у Плахотнюка совмещать одно с другим.

Как и государство, которое он захватил, Плахотнюк тоже застрял в межеумочном, раскоряченном положении. Он сжег мосты в отношениях с внешними партнерами, и не смог наладить их в отношениях с собственными согражданами. У него нет обратной дороги, но он тоже не знает, где та дорога, которая ведет вперед. Он, как все, тоже топчется на месте. Каждое утро ему докладывают о том, как функционирует созданная им система. На доске переставляются фигурки партийных лидеров, депутатов, министров, судей, прокуроров. Определяются свежие фавориты, намечаются очередные жертвы. Туда-сюда перемещаются акции и денежные знаки. Вечером сводятся активы с пассивами, подсчитываются операционные расходы и чистая прибыль. И сколько так будет продолжаться? Всю жизнь? И что дальше? Помрешь ты не с одним миллиардом, а с двумя — какая разница, если тебя проклинают при жизни и будут проклинать после смерти?

В конечном счете, все дело в людях. Это они позволяют Плахотнюку делать то, что он делает. Народ Молдовы, как и саму Молдову, сознательно унижают и методически уничтожают. Если люди согласны с этим, если они готовы это терпеть до конца, то что с этим можно поделать? 

Есть только один способ сдвинуть все с места — не молчать. Воля народа — это главный закон. Все остальные законы меркнут перед этим главным законом, в соответствии с которым народ может, в том числе, отстранить от власти тех, кто захватил и удерживает в заложниках целую страну. Об этом даже в Конституции написано.

Дмитрий Чубашенко